Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Записи Ученого-Шизофреника

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: real madrid (список заголовков)
20:21 

Пляска Огня глава 11(Сердце Мое Отпусти)

Посмотришь сзади — вроде Хосе, а повернется, здравствуй, Мария!
После разговора с Дэвидом, Рауль сразу же бросается в аэропорт. Без всего, в одной потрепанной куртке и кроссовках. Денег хватит лишь на билет в одну сторону, но это и неважно. Зачем ему обратно? Ему даже возвращаться в Мадриде не к кому. Единственный дорогой ему человек сбежал ничего не сказав и никого не предупредив. Гонсалесу кажется, что судьба в очередной раз играет с ним. Почти месяц поисков, и не было никакого результата, а тут случайный звонок и он находит его. Своего Хосе Марию, своего Чему. В голове лишь одна мысль "Надо быстрее бежать!". Рауль с трудом переносит перелет от Мадрида до Парижа. Ему кажется, что даже самолет летит слишком медленно. Правда, он тут же понимает, что здесь, он ничего сделать не сможет. Самолет летит так, как может. Но Гонсалесу постоянно приходит в голову, что он может опоздать. Этот полет Рауль включает в десять самых худших моментов. Но все таки эти три часа наконец проходят и самолет приземляется в Париже. Белый Волк бежит с максимальной скоростью, к его счастью вещей он не брал, и ему не надо стоять в очереди, лишь проскочить паспортный контроль. И наконец он оказывается в "городе любви". Уже вечереет, недавно прошел дождь, и на земле лужи, и в них отражается закатное солнце. Рауль помнит нужную ему улицу, точнее знает рядом с какой станцией метро она находится. "Grand boulevard" маленькая станция, от которой пять минут ходу до "Grande Opera". От нее надо пройти в низ по улице, а затем свернуть между домов, и тогда, окажешься в маленьком старинном квартале. Каким то чудом он находит дом, в котором живет Дэвид. В самом конце этого квартала Гонсалес видит здание, выбивающиеся из общего вида старины — "Folie Berge", и понимает, что пришел куда надо. Дверь подъезда не заперта, дом бедный, и люди в нем живут не богатые, красть здесь нечего, вот дверь и не закрывают. По старой, уже обветшалой лестнице он быстро поднимается на самый верхний этаж. Дверь лишь одна с облетевшей краской и номером 44.
-Привет, Рауль,- говорит Дэвид, когда Гонсалес влетает в квартиру чуть не сбив хозяина с ног. В соседней комнате раздается возня, а затем тихие шаги.
-Рауль?- не веря, спрашивает Хосе Мария, выглядывая из-за двери. Ему кажется невероятным, что Гонсалес нашел его. Белый Волк судорожно вздыхает, видя своего друга. Он рад, но еще ему ужасно больно видеть Чему таким. Измученным, бледным, с темными кругами под глазами. Гонсалесу кажется, что с момента их последней встречи, Гути похудел, хотя может в этом виновата безразмерная майка, постоянно сползающая с острого плеча Хосе Марии.
-Хосе, иди ложись! Тебе ходить нельзя,- говорит Дэвид, беря Гути за руку и возвращая того в комнату. Хосе не спорит, у него нет сил даже на это. Бэкхем прикрывает дверь, а затем переводит взгляд на Рауля.
-Ты не представляешь как я рад, что ты приехал. Я уже безумно, устал просыпаться по ночам, от того, что он зовет тебя.
***
-Чема... Проснись,- Рауль ласково проводит по светлым волосам Хосе Марии. -Солнышко, тебе потом плохо будет...
Гути отворачивается, утыкаясь носом в подушку, в попытке спрятаться от назойливых лучей. Белый Волк улыбается, зная как блондин не любит рано просыпаться.
-Можно я вставать не буду?
-Лежи, просто больше не спи,- Гонсалес обнимает за плечи, пытающегося сесть Гути. Блондин вздрагивает и пытается устроиться поудобнее.
-Почему ты ушел? Почему никому не сказал куда едешь!- вдруг спрашивает Рауль. А Хосито тяжело вздыхает, явно не желая об этом говорить, но Гонсалеса не переубедишь.
-Перед выступлением... Ну, перед тем, когда я сорвался,- уточняет Чема, хотя Бланко и так все понимает. -Так вот, прямо перед моим выходом, ко мне пришла Мамен, и попросила меня держаться от тебя по дальше. Она сказала, что вы собираетесь пожениться, и... И что она ждет ребенка. Потом, добавила, что я разрушаю ее семейное счастье, и что если я не уберусь из этого города, то буду всю жизнь выдергивать тебя из семьи. Дальше ты знаешь... Только, я оставил записку.
-Вот эгоистка... Мы не собирались жениться. Вообще то она заявляла, что расстанется со мной, если я не перестану общаться с тобой. И знаешь, мне кажется, что это она уничтожила ту записку,- шепчет Рауль, прижимая друга к себе. Хосе морщится от вспышки боли, прошедшей вдоль по позвоночнику, но не подает виду. "Не надо, чтобы в такой момент Раулито думал об этом. Я сильный, выдержу, лишь бы он меня не отпускал" постоянно внушает себе Хосе Мария, еле сдерживаясь чтобы не вскрикнуть.
-Сейчас это неважно. Ты же сейчас не с ней, а со мной. Ты искал меня, не зная где я, и нашел. Сейчас для меня важно вот это,- улыбаясь, говорит Чема.
-Да уж... И ты выиграл,- усмехается Гонсалес.
"О, нет", - думает Хосе, "Я выиграл только первую битву. Мамен не такая, она своего не упустит, так что я пока не победитель. Но я тоже не отступлюсь... Что ж... Посмотрим, кто кого!"
***
-Чема! Чема, очнись!- почти кричит Рауль, треся друга за плечо. В бреду Хосе мечется по кровати, цепляясь за простыню длинными белыми пальцами. Одеяло он уже давно стряхнул, когда ему было жарко, а сейчас Гутьеррес стал замерзать. Он пытается свернуться клубком, что бы согреться, но лучше не становится. Футболка прилипает к коже, а стоит чуть-чуть натянуть рукава или прикоснуться ладонями к спине, как место соприкосновения обдает огнем. Плохое самочувствие днем, к вечеру переростает в высоченную температуру, ужасную головную боль и другие не самые приятные симптомы. Гонсалеса уже трясет от страха, от того, что он не знает, что ему делать.
-Рауль...- зовет Чема, протягивая вперед руку, пытаясь найти лучшего друга. Раулито сцепляет их пальцы, и наклонившись, что-то шепчет в ответ, еще не понимая, что Хосе не с ним.
-Не смей! Он мой, слышишь? Я его с детства любил... И сейчас люблю. Рауль всегда был моим,- почти осознано произносит Хосе Мария, но потом снова забывается бессознательным сном. Раулито прибывает в таком шоке, что кажется упадет в обморок, лишь страх уже не за друга, уже за любимого пересиливает. "Почему молчал? Боялся, что я не приму? Или думал, что я не догадываюсь, наблюдал за их с Мамен скандалами?" думает Бланко, сжимая ладонь Хосе Марии. В очередной раз пытаясь сбежать от болезненных ощущений Гутьеррес чуть не падает с кровати.
-Святая Мария, помоги пережить эту ночь,- шепчет Рауль, проводя тряпкой смоченной в холодной воде по лбу Чемы.
***
-Слушай, Дэвид, куда ты все время деваешься?- вдруг спрашивает Хосе, отрываясь от своей книги. Кажется, недавнее обострение его болезни сошло на нет, но под глазами все еще виднеются тени.
-Все таки заметили...- бурчит Бэкхем глядя, на своих друзей. -Ладно, расскажу. Вы знаете про банды, которые есть в каждом городе?
-Как мафия или как сектора?- уточняет Хосе Мария, вглядываясь в лицо англичанина.
-Скорее как эти ваши мадридские сектора. В Париже две самые крупные это "Кровавая луна" и "Черная роза". Я один из участников "Черной розы"... Не самый известный, но тем не менее. С Луной у нас постоянное соперничество. Собственно, цель существования этих двух организаций этим ограничивается, соперничать друг с другом, и не давать другим создавать свои. Самое забавное, что отбор, что в Розу, что в Луну весьма жесткий,- Дэвид замолкает, давая друзьям осмыслить сказанное.
-А я могу туда вступить?- спрашивает вдруг Гути.
-Хосе, и что ты собрался там делать? Ты ведь ходишь с трудом,- нервно говорит, молчавший до этого Рауль. Уж ему ли не знать, что если Хосе Мария загорится какой-то идеей, то его не остановить.
-Зря ты думаешь Рауль, что в нашей организации нужна лишь сила и физические данные. Будешь учиться у Мичи, он наш хакер. В будущем будешь ему помогать. И твои способности врача я не забыл,- объясняет Дэвид, и Гути довольно усмехается.
-Я с ним,- встревает Гонсалес. -Хватит того, что я один раз его уже потерял. Больше не отпущу.
-Отлично. Вам псевдонимы нужны, раз уж вы решили вступить в нашу организацию.
-А чем Ангел и Королева Мадрида не подходят?- удивленно спрашивает Рауль, вспоминая столь привычные прозвища, придуманные им в институте из-за одного события. Кто ж знал, что напившись и нацепив на себя игрушечный нимб, а на друга корону, можно получить такие прозвища? Правильно, никто.
-Потому. Не спорь, ладно?- Дэвид внимательно смотрит на Гонсалеса, зная его любовь к спорам.
-Окей, тогда я Белый Волк,- на удивление быстро соглашается Раулито.
-А я... Я Небесный Странник,- добавляет Чема.
-Отлично! Тогда, добро пожаловать в "Черную Розу"!
***
-Хосе, вот что ты делаешь все время?- Рауль усаживается рядом с Гутьерресом.
-Не мешай...-тянет блондин, не отрываясь от экрана компьютера. Смотреть на этот самый экран Гонсалес побаивается, слишком много там непонятных символов и цифр.
-Ломаешь базу данных Пентагона?
-Не совсем. Но спасибо за идею,- отрешенно от реальности говорит Хосе Мария, нажимая на какую-то кнопку. -Мичи, а что если я на "экзамене" попробую взломать первый уровень Пентагона?
-Ты рехнулся парень. Но именно поэтому ты мне и нравишься. Все, сворачиваемся на сегодня,- раздается из динамиков компьютера. Гутьеррес кивает сам себе, а затем отсоединяет все провода и отключает блоки питания. Рауль лишь хмыкает глядя на это, понимая, что сам он в технике разбираться не будет. Ему и своих тренировок хватает. Это кто вообще придумал, что чтобы работать на мафию, надо знать все яды и противоядия?
-Рауль... Я хотел с тобой поговорить...
-Да, родной? Что случилось?- отошедший к окну Гонсалес, быстро возвращается к любимому. Он замечает, что глаза Хосе потемнели, а значит произошло что-то нехорошее.
-Пару дней назад заходила Мамен...- начинает Гутьеррес, но замолкает, замечая удивление Рауля. Ясное дело, не ожидал такого начала разговора. -Знаешь, я не хочу пересказывать весь разговор в подробностях... Он был слишком неприятным для меня, но кое-что все же расскажу. Она заявила, что я отбираю у нее то, что принадлежит ей по праву. Обозвала меня колдуном, и сказала, что я тебя приворожил. Если честно, я обижен, почувствовал себя девушкой. Сразу вспомнилось, как Нано меня называл. Мария.
Гонсалес понимает, что это шутливый тон и насмешки, это все лишь для того, чтобы скрыть страх. Хосе боится, что Мамен попробует снова отобрать у него его любимого, его Рауля. И Гути не уверен, что он переживет еще одно соревнование с этой "ведьмой".
-Чема, я не могу обещать, что больше она нас не побеспокоит, но я клянусь... Я люблю лишь тебя, а ее уже давно забыл,- шепчет Рауль, прижимая любимого к себе. Он смотрит в глаза Хосе Марии, и в этот момент встречаются два абсолютно разных взгляда ледяной взгляд синих глаз и бархатный карих.
-Знаешь, если бы мы поженились, мне было бы спокойнее...
-Мичи был прав. Ты сошел с ума, Мария.
***
-Сколько можно заработать за один заход?- без обиняков спрашивает Рауль. От такого вопроса Дэвид чуть не подавился.
-Ты в следующий раз предупреждай... Так же и убить можно! Вообще много... Несколько тысяч точно. Смотря, что закажут... За охрану немного. Больше всего дают за убийство, но мы ими не занимаемся. А то будем не лучше Полумесяца. Мичи и Хосе в этом плане легче. Таким как они всегда платят больше, хотя им просто перед компьютером сидеть надо. Жизнь не справедлива... А что случилось то? Может, я чем помогу?- спрашивает Дэвид, на всякий случай отодвигая от себя чашку. А то мало ли... С Гонсалеса станется.
-Купить кое-что хочу...
-Да, ясное дело, что не продать... Что надо-то?- в очередной раз пытается узнать Бэкхем, мысленно готовясь к чему угодно. От дозы героина до плюшевых мишек.
-Ты понимаешь, тут такое дело... Вообщем я кольцо хочу купить, если быть точнее обручальное. А Хосе золото не жалует... Придется платиновое брать, серебреное будет выглядеть слишком дешевым,- рассказывает Рауль, заставляя Дэвида присвистнуть.
-Здорово вы ребята... Я себе чуть инфаркт не заработал. Сразу сказать нельзя было?!- англичанин возмущается на весь дом. -Скажи в "бухгалтерии"... На три свадьбы уже раскошелились, вам тоже поможем. И Королева твоя пусть тоже не заморачивается... Только кольца потом мне покажите!
***
-Я хочу завязать со всем этим... Я не могу больше. Я скоро свихнусь Рауль,- шепчет Хосе Мария, вздрагивая при одном лишь воспоминании.
-Что случилось, Хосе? Что с тобой?- тихо спрашивает Гонсалес прижимая к себе любимого. Они стоят на крыше, в надежде, что хоть здесь и не найдут.
-Я не могу так! Я устал, Раулито. Каждую ночь, когда тебя т, я схожусь ума. Вернешься ты или не вернешься? Знаешь, сколько раз я задавал самому себе этот вопрос?
-И что ты решил? Что ты на этот раз придумал?- срываясь на крик, спрашивает Гонсалес. Он тоже устал и ему тоже страшно. Рауль устал от скандалов, которые закатывает Хосе Мария. Но Гути тоже можно понять, он не выдерживает этого нервного напряжения, он устал бояться. Чеме кажется, что следующие задание Рауля он просто не переживет. А Гонсалес... Ему противно от того что он стал напиваться после каждой неудачи, хорошо хоть еще Хосе Марию не избил. А ведь пару раз до этого чуть не дошло. С каждым днем оба убеждались что либо любовь, либо участие в подобных организациях. Одно из двух и третьего не дано.
-Мы должны умереть... Не понастоящему, а для всех остальных. Есть одно вещество. Ладно, будем называть вещи своими именами — это яд. В малых дозах он не убьет, просто отключит... Но, Раулито, это все же очень опасно. Гарантии того, что мы очнемся нет,- голос Гутьерреса срывается, кажется он сейчас заплачет.
-Я с тобой, Чема. До самого конца. Один раз я уже тебя передал... Больше не буду!- уверенно говорит Рауль, сжимая ладонь любимого. Плевать если погибнут, главное вместе. Они не будут в разлуке, они снова встретятся там. Хосе Мария достает из сумки шприц и скальпель.
-А это зачем?- Гонсалес подбородком указывает на хирургический нож в руках Гути.
-Сымитировать раны. Мы же не могли умереть просто так,- отвечает Хосе, проводя скальпелем по руке. Через несколько секунд на руке появляется тонкий порез. Гутьеррес подновит руку к груди, давая крови стечь на рубашку. Затем делает тонкий надрез на шее, ранка очень маленькая, но если правильно подкрасить ее то будет, так будто его задушили. Затем Хосе Мария проводит такие же нехитрые манипуляции с Раулем.
-Кто будет колоть?- вдруг спрашивает Гути.
-Ты. Ты врач, у тебя руки не дрогнут...- по щекам Рауля текут слезы, он порывисто обнимает любимого. Гонсалес не ошибается, несмотря на то как Хосе больно его рука не дрогает. Он осторожно вводит иглу в вену себе, а затем Раулю. Сжимает ладонь, а потом внимательно смотрит на любимого.
-Надеюсь, мы там встретимся,- шепчет Хосе Мария, сцепляя их пальцы.
-Хосито... Чема, все будет хорошо. Мы выживем, я верю в это, и ты верь. Я люблю тебя, и всегда буду любить, ты же знаешь это.
-Да, я всегда любил и буду любить тебя,- отвечает Хосе, пытаясь удержаться в сознании, но ему это почти не удается. Они слишком любят друг друга, ввязавшись не в ту игру. Они всегда будут вдвоем. И кажется, Гути придумал хороший план, чтобы выжить, чтобы сохранить их любовь и счастье. Последняя секунда, и голубые глаза закрываются одновременно с карими. Их пальцы переплетены настолько крепко что никому не удастся их разъединить.
***
-Хосе... Слушай, Чема... Ты спишь?
-Уже нет,- ворчит Хосе Мария, пытаясь встать. Полночи проведенные на кресле в больнице ни к чему хорошему не привели. -Что случилось то? Раз уж ты решился будить меня по среди ночи, значит настал конец света...
-Не совсем. А вот конец нашему шоу может настать очень скоро. Сколько не будет Бояна? Две недели? Мы просто не переживем эти две недели... Если мы в ближайшее время не устроим концерт, нам конец. Причем в прямом смысле. Уже холодает, даже если мы не помрем от голода, то просто замерзнем. А Фернандо только выписали,- совсем тихо, как будто боясь, что кто-то услышит рассказывает о своих переживаниях Рауль. Хосе Мария тяжело вздыхает, мысленно соглашаясь с любимым. Правда, как ему кажется, еще одна ночь проведенная тут, и хоронить его будут явно не из-за обморожения.
-Раулито, ты надо мной издеваешься? Будто я всего этого не знаю... Только вот что ты предлагаешь делать?- спрашивает Гути, пытаясь устроиться по удобнее, но больничное кресло этому не способствует.
-Может продать наши кольца? Они дорогие... Денег должно хватить.
-Еще хоть слово об этом, и я клянусь, будет развод и девичья фамилия! Правда перед этим я вправлю тебе мозги клюшкой для гольфа,- угроза кажется подействовала. Или просто Рауль осознает, насколько глупа была его идея, но вот натура извечного спорщика не дает ему покоя.
-Ты не брал мою фамилию...
-Лишь, потому что, ты отказался. Как мне было сказано? Хватит и того, что мы друг друга любим!- Хосе Мария очень точно передразнивает Белого Волка.
-Чема, ради всего святого, ты мне до конца моих дней это при поминать будешь? И вообще... Откуда у тебя клюшка для гольфа?- интересуется Гонсалес, явно не думая о том какую реакцию это вызовет.
-Как бы сказал Серхио, сейчас начнется. Поверь мне, это было бы преуменьшением! А клюшку я у Дэвида стащил... Давно уже,- хмыкнув, рассказывает Гути. За столько лет Бэкхем так и не обнаружил пропажи.
-Да, красиво жить не запретишь!- ухмыляется Рауль, с трудом успевая увернуться от ладони Хосито.
-Ну все! Ты нарвался!- вскрикивает Хосе Мария, хватая Гонсалеса за рукав и начиная щекотать. Маневр сробатывает, единственное чего Белый Волк боится до смерти это щекотка и мать Хосе. Раулито пытается отбиться, но у него это плохо получается. Хотя, все дело в том, что как бы они не переругивались, он безумно боится сделать Гути больно. Так бы он в два счета справился с блондином. Одно неловкое движение, и Чема вскрикивает, прижимая руку к пояснице.
-Прости, я не хотел...
-Я знаю, Раулито. Ты случайно, родной, я это прекрасно понимаю,- шепчет Хосе Мария, с трудом сдерживаясь чтобы не застонать. Он возвращается на привычное место в кресле и закрывает глаза, пытаясь уйти от этой боли, но не выходит.
-У тебя перелом был, так?- раздается рядом. Гути замечает рядом, лечащего врача Бояна.
-Да, давно правда...- отвечает Хосе.
-Пошли. Переночуете у меня в кабинете,- улыбнувшись, зовет Риккардо.

@темы: Real Madrid, Сборная Германии по футболу, Фанфики(Slash)

20:16 

Я Умираю Но Живой

Посмотришь сзади — вроде Хосе, а повернется, здравствуй, Мария!
-Месут, ты обещал мне все рассказать, когда мы приедем. Уже приехали, но ты молчишь,- ворчу я, глядя на копающегося в вещах Озила. Вышеупомянутый разозленно смотрит на меня, недовольный тем, что я снова поднял эту тему.
-Сами... Может не надо об этом говорить? Мы ведь уже сто раз это начинали...- Месут ложится на кровать, устало смотря на меня. Как же я не хочу, что бы это переросло в скандал. Парни уже устали нас терпеть. Постоянно ссоримся, и все дело в том, что Месут не хочет мне рассказать про свои синяки и царапины. Черт подери, почему он не желает мне все объяснить? Чего боится? А самое главное почему?
-Объясни, почему ты не хочешь хотя бы объяснить, почему не рассказываешь?- пытаюсь достучаться до него, объяснить, что это не просто любопытство, что я волнуюсь за него. И почему в этой ситуации так много "почему"?
-Надоел... Почему то, почему се... Потому! Сами, я не хочу говорить об этом! Н-е х-о-ч-у! Понимаешь?- отлично, сейчас снова закатит скандал! Вообще, может он прав?! Может мне надо просто взять и забить на это? Просто плюнуть, пусть живет как хочет! Его жизнь, ему решать как ее калечить.
-Отлично. Не хочешь говорить, не надо! Отстану! Но только потом не говори мне, что я тебе ничего не рассказываю! Что я скрытный!- тоже повышаю голос, уже не выдерживая. Хочет, что бы я так к нему относился, пожалуйста. Замечаю, что Месут вот-вот заплачет. Черт, не надо было на него срываться. Сами, ты идиот. Другу и так плохо, а ты делаешь еще хуже. Но он сам виноват!
-Прости, не надо было на тебя кричать,- совсем тихо говорю я, но Озил слышит меня. Он поднимает на меня свои глаза и разозленно смотрит, как будто хочет дырку во мне прожечь. Странно, как эта затея еще не увенчалась успехом. Мне кажется, от меня и кучки пепла остаться не должно было.
-Сами, ты меня достал! Все время со своей заботой!- но я уже не слышу, что Месут говорит. Достал, так достал. Вылетаю из номера и иду куда то. Отлично, оба распсиховались. Но Озил тоже хорош! Я помириться хотел, а он дальше стал вопить. Кто вообще так с друзьями поступает? Ну, или не совсем сдрузьями...
-Почему он не верит, что я просто за него волнуюсь?- медленно бреду по коридору, рассуждая вслух. Вряд ли сейчас кто то не спит. Два часа ночи уже.
-Да, блин! Что я делаю не так?- все таки не выдерживаю и кричу на весь коридор. Так, Хедира, успокойся. Если я сейчас перебужу всю сборную и потом придется объяснять, что случилось... Нет, уж лучше сразу застрелиться.
-Сами?- из соседнего номера выглядывает Матс. Он удивленно смотрит на меня, откровенно говоря, просто не понимая в чем дело. Да, "веселенькая" ситуация получается.
-Извини... Разбудил?- устало смотрю на него, зная, что допроса мне сейчас не избежать.
-Зайдешь?- чуть приоькрыв дверь, зовет Матс. Сказать, что я удивлен, это ничего не сказать. Я то ожидал разборок продолжительностью как минимум два часа. Захожу к нему, иначе придется ночевать в коридоре или на улице.
-Мешать не буду?- спрашиваю, а Матс отрицательно мотает головой. Номер у них такой же как у нас. Кстати, а с кем Хуммельс живет?
-С кем ты живешь?
-С Марко. Забыл, что ли? Нас всех расселяли по командам,- объясняет Хуммельс, а я с действительно вспоминать одну из новых теорий Лева. Он пытался всех расселить, по тому в каких командах мы играем. Вот поэтому я оказался в одном номере с Месутом без трехчасового скандала. Обычно такие споры начинаются кто с кем жить хочет, а с кем не хочет.
-Так что у тебя случилось ?- Матс прикрывает дверь в свою комнату, чтобы не разбудить Ройса. В какой то степени я даже благодарен ему за это. Матс не болтун, а Марко может и рассказать кому не надо.
-Да так, с Месутом поссорился. Я за него волнуюсь, а он не верит. Считает что я пристаю,- ворчу я, а Матс утвердитльно кивает. Видимо понимает. Хотя, ему то чего?
-А по поводу чего поругались? Приставания друг к другу это не повод для ссоры,- говорит Хуммельс, с каким то непонятным сочувствием глядя на меня. Как будто ему это знакомо. Но вроде он не с кем не встречается.
-Он весь ходит в синяках, каких то ссадинах и царапинах. Может знаешь с кем он подрался?- рассказываю, а Матс удивленно поднимает брови. И чего я не знаю?
-Подрался?! Сами, ты что, совсем ничего не знаешь?- Хуммельс смотрит на меня, как на умолишенного. А что я такого сказал? Почему он смотрит на меня как на идиота?
-Ясно, смотри,-Матс закатывает рукав, и я вижу еще не зажившие шрамы у него на руках. Они складываются в один непонятный узор, который отдаленно напоминает какие то рисунки. С одной стороны это похоже на розу. Это даже изящно... Черт, Сами, о чем ты думаешь? Что же ты за извращенец?
-Откуда это у тебя?- спрашиваю внимательно глядя на нашу "пятерку".
-Это только малая часть. Правда больше всех досталось Гетце. Это наш тренер так развлекается. Садист хренов. В раздевалке после тренировки... Он никогда к тебе не подходил?- Матс опускает взгляд, как будто смущаясь. Как будто он стыдится этого. Странные чувства, и странное у него отношение к этому. Я мог бы ненавидеть того кто это сделал, желать ему смерти и еще много чего, но стыдиться... Мне это непонятно.
-А Месут?..- договорить у меня не получается, я просто не знаю, что спросить. Почему он не говорил? Почему не хотел рассказать? Мысли спутываются в один огромный клубок, в котором у меня не получается разобраться.
-Да, ему тоже не сладко пришлось... Мы тогда только в Германии собрались. Помнишь первую тренировку? Вот Месут тогда попал к Йоахиму, но... Он попробовал отказаться, и ему досталось еще больше,- Матс многозначительно замолкает, давая мне осмыслить сказанное. Но я не могу это понять и осознать. Мой обычный принцип "Понять, простить и посла... Отпустить" тут не действует. Все это напрямую связанно с человеком, который мне дороже всего на свете.
-А почему он от тебя отстал? У тебя ведь почти зажившие раны?- подбородком указываю на закатанный рукав Хуммельса. Матс чуть улыбается и смотрит на дверь. Видно, что от части это его секрет, но этим секретом ему хочется поделиться. И я вижу то, что ему нравится хранить в душе эту тайну.
-Меня Марко спас. Как только Лев понимает, что ты не один, ты ему уже не интересен. Так вот стало и со мной. Марко... Он как будто показал, что я его. Закрепил свои права, что ли. А Месут боится показать, что он твой, что ты можешь его защитить, что он не один... И поэтому получает после тренировок по полной программе,- объясняет Матс. Я киваю, и пытаюсь понять, почему Озил молчал? Ведь я мог помочь ему. Или... Или его заставили молчать?
-Спасибо. Спасибо, что объяснил. Надо с ним поговорить, может расскажет мне сам, что с ним произошло,- медленно говорю все еще пребывая в состоянии шока. Ну, не каждый же день узнаешь, что твой тренер такой извращенец. А еще не каждый день узнаешь, что твой самый дорогой человек, боится тебе открыться.
-Может и расскажет. Но не дави на него, ни в коем случае не дави. Это только оттолкнет его. Слушай, Сами, можешь к себе пойти? А то я не хочу, что бы Марко проснулся,- Матс встает, почти жалобно глядя на меня. Киваю и иду вслед за ним. Он и так мне очень сильно помог. Выхожу в коридор и прощаюсь с Хуммельсом. Он советует что еще можно сказать Месуту, что бы он послушал. Иду к нам в номер, но никого там не нахожу. Сидеть и ждать его я не могу. Это слишком опасно, зная Озила, он что угодно может с собой сделать. Всегда он так, психанет и в крайность. У него всегда так... Либо белое, либо черное. Третьего не дано. В очередной раз за эту чертову ночь выхожу в коридор. Куда идти? Где его искать? Наверно там, где видно звезды. Ответ появляется сам собой, даже думать не надо. На крыше. Поднимаюсь и замечаю, одиноко сидящую на самом краю фигуру. Значит я был прав. Хотя ошибиться в этой ситуации было невозможно. Во всяком случае для меня. Я слишком хорошо знаю Озила, точнее мне так казалось. Подхожу к нему и сажусь рядом.
-Сами... Как ты меня нашел?- спрашивает, испуганно глядя на меня. Усмехаюсь и обнимаю его за плечи. Месут утыкается мне в грудь, пытаясь оказаться как можно ближе. В далеке гремит, но он этого не замечает. Сейчас для него есть более важные вещи. Сейчас я для него важнее страха.
-Я знаю тебя, лучше чем себя, Месут,- шепчу, прижимая его к себе. Он чуть усмехается, понимая насколько я прав.
-Сами, я...- Месут пытается начать разговор, но я прикасаюсь пальцем к его губам, заставляя замолчать. Почти невесомо целую, и тут же отстраняясь, не давая этому перерасти во что то большее.
-Не надо. Мне Хуммельс все рассказал... Только я одного понять не могу. Почему ты мне не объяснил?- еле слышно говорю, а Месут грустно смотрит на меня.
-Боялся. Сами, мне казалось, что если ты узнаешь об этом, то перестанешь меня уважать. В детстве, когда я рассказал брату, что меня бьют одноклассники. Он сказал, что я слабак, и разболтал об этом по всей школе. С тех пор, я боюсь кому то что то рассказывать. А Йоахим... Он хотел заставить меня...- Месут осекается, как будто ему больно говорить. Как будто он стыдится этого. Вот опять. Что Матс, что Месут. Почему они стыдятся этого? Думают, что мы их не поймем? Ладно, сейчас это неважно. Все это в прошлом. Я все силы приложу, что бы Месут, об этом больше не вспоминал. Прижимаю его к себе, а он обнимает меня за шею.
-Месут, никогда не бойся мне рассказывать. Я все пойму, и помогу. Я люблю тебя, понимаешь?- спрашиваю, опуская взгляд на него. Месут кивает, ладонью вытирая глаза. Плачет?.. Провожу по его щеке, собираю кристально чисые слезы. Касаюсь языком, очень нежной кожи у глаза, и он улыбается. Наконец он не накрасил глаза. Мне всегда казалось, что это маска. Он как будто боится, что кто то узнает его настоящее лицо...
-Может пойдем? Холодно тут...- ворчу, чуть растирая руки. И кто из нас еще начинает замерзать быстрее.
-Иди тогда, а я останусь. Я еще посидеть хочу, ты же знаешь я люблю на звезды смотреть,- шепчет Месут, грустно смотря на меня. Не хочет оставаться один. Для него это значит снова оказаться без защиты.
-Тогда, я с тобой останусь,- улыбаюсь, прижимая его к себе. Месут обнимает меня за шею. Он утыкается носом мне в ключицу, и я целую его в макушку. Он совсем как ребенок. Серхио говорил, что единственный ребенок в футболе это Торрес. А вот я так не считаю, для меня единственный ребенок, это Месут.
-Сами... Знаешь, ты единственный человек, с которым мне спокойно. Я не волнуюсь, я даже начинаю верить в себя. Ты потрясающий человек,- шепчет, внимательно смотря на меня. Честно, я много как себя характеризовал, но так никогда. Мне казалось, что Месут просто любит меня, но я гораздо важнее для него, как выяснилось. Сильнее прижимаю его к себе, стараясь не отпускать ни на милиметр. Он улыбается, понимая, что значат мои действия. Озил уже давно выяснил, что говорю я плохо. Высказать свои чувства мне всегда было гораздо сложнее, чем показать или доказать это. Но все таки что то сказать надо.
-Месут... Ты же знаешь, я плохо говорю, но... Месут, ты мое все. Я не знаю что бы я делал без тебя,- шепчу совсем тихо, но он меня слышит. Он пытается свернуться клубком, устроившись у меня на коленях. Месут дрожит, но я не могу понять от чего, от страха или холода. Или еще от чего. На данный момент Озил самый близкий для меня человек, но даже его я понять не могу.
-Спасибо... Ты даже не представляешь сколько для меня это значит. Ладно, ты прав, пора идти,- вот так просто. Одной фразой Месут разрушает всю эту идиллию, возвращая к суровой реальности жизни. Но в этом он всегда был прав... Нельзя жить в мечтах, в какой то момент надо осознать, что не будет так, как пишут в сказках. На то это и сказки. Начинается дождь и мы встаем. Приходится встать. За несколько секунд мелкие капли, превращаются в огромные, и дождь превращается в ливень. Месут отходит поближе к краю и останавливается, раскинув руки. Как будто хочет спрыгнуть. Он поднимает голову к небу, как будто спрашивая "Я победил свой страх, но что дальше?". Подхожу к нему и прижимаю к себе. Целую в щеку, висок, куда могу дотянуться. Месут смеется и пытается оттолкнуть меня, но я не даю ему этого сделать. Озил чуть отходит от меня, как будто испугавшись.
-Месут, что случилось?- протягиваю к нему руку, а он вцепляется в нее. Испуган... Все таки испугался чего то. Хотя, сейчас гроза начинается, а Месут видимо только сейчас это заметил. Подхожу к нему и обнимаю, а он чуть улыбается. Глажу его по спине, пытаясь отвлечь. Прижимается ко мне и сцепляет руки у меня на талии. Целую его в лоб, и Месут жмурится, пытаясь отвлечься, стараясь ни о чем не думать.
-Пойдем, Сами?- спрашивает, поднимая на меня глаза. В который раз, я поражаюсь их цвету. Иногда черные, как ночное небо, как будто бархат... А иногда карие, как его любимая корица. Пусть остальные, что угодно говорят, но Месут для меня самый самый. Тянусь к его губам, и Озил поддается вперед. Поцелуй выходит на удивление страстным. И тут до меня доходит... По позвоночнику как будто пропустили разряд в двести двадцать вольт. Меня Месут не боится. Все, что я успел узнать за сегодняшний день, точнее ночь, и то что я успел надумать за эту неделю, наконец сливается в единую картину. Он пытался мне все объяснить, но не в открытую. Просто не мог... Месут боялся, что узнают и что ему будет еще хуже. Он ведет себя совсем как ребенок. Осознав, что скоро начнется ливень Месут почти сбегает с крыши. И как только не подскользнулся? Пытаюсь догнать его, но не получается. Я падаю, со всей силы ударившись локтем, и похоже разодрав его до крови.
-Ты жив?- поборов свой страх, Месут подбегает ко мне и помогает встать.
-Нет, я ходячее привидение... Вернувшееся из мира мертвых,- отшучиваюсь, растирая локоть. Черт, все таки до крови! И ладонь еще всю испачкал... Пока я пытаюсь вытереть руки, Озил уже успевает меня всего проверить на предмет повреждений. В конце концов нам удается спуститься с этой крыши почти целыми и почти не вредимыми, и даже не перебудив половину сборной.
-Знаешь, Сами, если доберемся до номера, руку я тебя сам обработаю,- виновато улыбается Месут, а я усмехаюсь. Вжимаю его в стену и целую. Месут отвечает, проходясь языком по моему небу.
-Значит будешь моей личной медсестрой? Что ж, я не против,- Месут краснеет, когда до него доходит смысл моих слов. Провожу рукой по его бокам, затем медленно глажу бедра. Месут кусает губы, пытаясь заглушить стоны. Целую его, не давая сильно шуметь. Сейчас доползем как нибудь до номера, а там можешь не сдерживаться, родной. Перебежками между поцелуями и обниманиями, мы наконец доходим до нужного номера. Одной рукой пытаюсь найти в кармане ключи и попасть ими в замочную скважину, а другой обнимаю его за талию. Месут нервно оглядывает коридор, опасаясь что кто-то выйдет. Ну, вот кто пойдет гулять в третьем часу ночи? Разве, что Клозе заснуть не может, его же бедного, рядом с Подольски и Швайнштайгером поселили. Наконец мне удается открыть дверь, и мы заходим в наш номер. Точнее в валиваемся. Прижимаю его к стене, ногой закрывая дверь. Мало кто может сейчас пройти, но все равно лучше не рисковать. Вжимаю Месута в стену, он громко стонет не выдерживая моих издевательств. Озил прижимается ко мне всем телом, выгибаясь как кошка. Своей грациозностью и гибкостью Месут всегда напоминал мне кошку. Впиваюсь в его губы, иногда прикусывая, а потом сразу же зализывая. Он вздыхает и отвечает мне, стараясь заглушить стон. Вот опять Месут меня стесняется... Перехожу с поцелуями на шею, и он с силой впивается мне в волосы, как будто желая выдрать их с корнем. Прикусываю кожу у него на ключице, из-за чего Месут шумно выдыхает, пытаясь удержаться на ослабевших ногах.
-Может доберемся до кровати?- спрашивает, цепляясь за мои плечи. Он царапается, и я чувствую это даже сквозь футболку. Озил всегда старается оставить на мне свою "метку". Царапины или какие то другие следы. Вот всегда он так... А я этого не понимал. Не понимал, что тоже должен, оставить на нем свой "знак". Месут обнимает меня ногами за талию, одной рукой впивосы, а другой царапая стену. На руках доношу его до спальни и укладываю на кровать. Он лежит в самой развратной позе, которую только представить себе можно. Я сажусь рядом и снимаю с себя футболку.
-Кажется кто-то обещал мне помочь с моей раной?- показываю ему свой расцарапанный локоть, и Месут кивает. В одно мнгновение я оказываюсь прижатым к кровати, а мой любимый с довольным видом забирается на меня. Озил наклоняется ко мне и аккуратно проводит языком по моему локтю. Я шиплю от неприятных ощущений, а он лишь довольно улыбается, продолжая слизывать капельки крови. В последний момент Месут прижимается губами к ранке, как будто целуя. Он чуть прикусывает кожу у меня на локтевой впадинке и тут же зализывает. Резко дергаю его за футболку и Месут падает на меня. Целую его, а он отвечает, пытаясь отобрать инициативу. Он не в чем не может уступить. Ему всегда надо что то доказать. Я всегда любил его за это, за стремление победить, за стремление стать первым. И даже умирая, все еще продолжать жить. Месут скулит от нетерпения, и пытаясь привлечь к себе внимание. Тяну на себя его майку, и он поднимает руки, позволяя снять ее. Провожу подушечками пальцев по его груди, задевая горошины сосков, и Месут выгибается мне на встречу. Он трется бедрами о мой пах, и я цепляюсь за его руки.
-Ах ты, развратный...
-Кто?- выдыхает мне на ухо, а я уже не могу ему ответить. Резко переворачиваюсь, подминая Месута под себя. Расстегиваю его джинсы и провожу ладонью по напряженному члену. Он стонет уже совершенно не контролируя себя. Раздеваю его до конца и ввожу в него один палец. Он морщится, но уже не отстраняется. Когда я успел избавиться от одежды я уже не помню, или это его стараниями? Целую Месута, одновременно добавляя второй палец. Он вскрикивает, когда я нахожу нужную точку. Озил выгибается и двигает бедрами, пытаясь насадиться сильнее. Он стонет и умоляет меня действовать, извиваясь подо мной и почти кончая, от одних только пальцев. Стараюсь как можно аккуратнее войти в него, но ему все равно больно. Месут морщится, кусает губы, сдерживая стоны. Касаю языком ямочки между ключицами, прохожусь тонкой косточке и чуть прикусываю. Он равно выдыхает, а я понимаю, что ему уже не больно. Делаю первый толчок, и Месут глухо стонет. Теперь я могу не сдерживаться. На долго меня не хватает и я кончаю через пару минут. Провожу по его члену, и Месут изливается мне в руку. Я падаю на него, а он устало улыбается, обнимая меня. Озил сворачивается в клубочек, пытаясь устроиться по удобнее. Ложусь рядом с ним, и Месут утыкается мне носом в плечо. Он касается ладонью моей груди, в том месте где сердце. Я чувствую себя самым счастливым человеком на свете. Месут засыпает первым, я чуть позже. А утро... Утро начинается как обычно. С шума и криков за стеной.
-Эй, восточные красавицы, подъем!- кричит Марио из-за двери. Ясно, у Гетце хорошее настроение. Странно, после того что мне вчера рассказал Матс, я не знаю, как он может быть таки беззаботным. Выползаю из под одеяла, стараясь не разбудить Месута. Он морщит нос, и пытается свернуться в клубок. Ему холодно без меня. Целую в висок и поправляю ему одеяло.
-Да, вы встанете или нет?- вопит на весь коридор Гетце. Выхожу и шикаю на него. Марио рассмеявшись прячется в номере у Мюллера.
-Ну, наконец то тихо было. Я хоть выспался,- ворчит Марко, выползая из номера. Матс возводит глаза к потолку, а я усмехаюсь. Это сегодня то тихо было? Хотя да, мы же сегодня не ссорились.
-Да, помирились наконец,- смеюсь, а Матс довольно хлопает меня по спине. В отличие от Марко, который воздевает руки к верху с воплем "Сбылись мои молитвы!". Правда кому он молился, Ройс не уточнил. Из номера выглядывает Месут и взглядом ищет меня. Затем найдя, хватает меня за рукав и тащит к себе. Ребят, я же не канат, чтоб меня перетягивать.
-Все, Марко, отстань! Дай хоть раз нормально утро провести! И верни мне Сами!
-Ребят я кажется потерял...- только начинает Хуммельс, но его тут же перебивает вопль "Только не это, Матс!".
За спиной раздается дружный смех, и я понимаю, все будет хорошо.

@темы: Сборная Германии по футболу, Real Madrid, Фанфики(Slash)

главная