KIRO Frankenstein
Посмотришь сзади — вроде Хосе, а повернется, здравствуй, Мария!
- Вы думаете, они справятся?
- Они? Конечно. Они не без странностей, но кто в наше время нормален?
- О, я оценил ваш юмор, однако, хочу нампомнить, что им придется столкнуться с пиратами, да и флот ее величества дремать не будет.
- Они хуже, чем сам Морган. Они демоны, восставшие из ада! Их корабль один из самых мощных...
***
- Как вы думаете эта посудина хотя бы до берега доплывет? - мелкий парень свесился за борт лодки, коснувшись пальцами прозрачной воды. Сидящий рядом с ним парень, резко отвесил ему подзатыльник.
- Заткнись, Гафниум. С тебя станется, у тебя язык черный, все что говоришь - сбывается.
- Ксенон, ты вообще помалкивай, - огрызнулся парень, ткнув соседа веслом в бок.
- Заткнитесь оба и гребите, - пристукнул спорщиков Арсеник. - Развели тут! Ксенон, передвинь парус, иначе мы никогда не доплывем.
- Мы и так не доплывем.
- Очень смешно, Молибденум.
Команда сбившаяся в кучку на крохотной лодке, замолчала. Говорить было бесполезно, только перегрызутся лишний раз. Грести было неудобно, а прорванный парус, скорее мешал, чем помогал плыть, а до ближайшей пристани...
- Живо! Поворачиваем, там трубы виднеются, причалим и каждый сам за себя!
- Естественно, что б я с вами еще раз плыл, да не за что!
***
- Они прекрасная команда и отлично ладят друг с другом.
- Вы так про них говорите... Ладно уж уговорили. Я встречусь с ними. А потом уже будем решать, все-таки это дело крайней важности. И оно так же очень деликатное. От них потребуется выдержка, сила воли и профессионализм...
***
- И я уже не говорю, что вы снесли пол замка!
- Арсеник, ты мог бы помолчать? Еще метро 10 вплавь до берега, и больше мы никогда не увидимся.
Шатен пытающийся удержаться на плаву с помощью куска от весла, и подгребая остатком от грот-мачты, хмыкнул.
- Хоть, из страны смывайся, чтоб вас больше не видеть...
- Полностью согласен, кстати, где Мол? - Арсеник плыл, а вернее пытался это делать с помощью огромного куска обшивки.
- Молибденум свалил, и обещал убить любого, кто сунется за ним.
- Неудивительно!
- Ксен, сделай милость, заткнись!
***
- И самое главное пунктуальность, и умение хранить тайны.
- О, конечно, они лучше в этом деле.
- Тогда, передайте им вот эту записку, и мы с ними встретимся.
Человек в капюшоне кивнул, криво усмехнувшись. Месть брату была совершена.

- Я не знаю, кто ты, но авторитетно, могу заявить, что это корыто, не отплывет даже от пирса, - брюнет с длинными взъерошенными волосами рухнул на гнилые доски пристани, прислонившись спиной к бортику. – Это не парус, а тряпка какая-то! А механика корабля? Не, брат, мне еще жизнь дорога, я пас.
- Даже с командой не познакомишься?
- Спорю, что это будут лохи из лохов, другие на такое не согласятся, - шмыгнув носов, он откинул голову назад. – Все будут такими же, как я, прожигателями жизни, которым уже некуда податься. Бандиты, головорезы, психи и уроды, самые сочные отбросы общества.
- Но ты же остался? – худой человек, аристократичного вида, тоже присел рядом с будущим лейтенантом своего корабля.
- А куда мне еще податься, спрашивается? Судя по тому, что вы описали, на этой работенке, есть шанс сдохнуть, - он на секунду открыл глаза, уставившись слепым взглядом в небо. – Так, что я должен попытаться.
Они замолчали. В гавани шумел народ, торопливо отплывали корабли, пьянствовали люди. Грохот сливался с голосами людей и лаем собак, создавая отвратительный монотонный гул. Ксенон тяжело вздохнул, ему не терпелось свалить от сюда, как можно быстрее. Тут уже все было изучено и дико раздражало. Все эти люди, спешащие незнамо куда, орущие морские птицы, покореженные лачуги и не менее потрепанные бурями корабли.
- Звать то вас как, господин начальник?
- Зови Содиум.
Ксенон горько хмыкнул.
- Не уж то из наших? Так себя мало, кто кличет, - он наклонил голову, снова распахнув разноцветные глаза.
- Нет. Я не из ваших, просто, думаю так будет удобнее, - аристократ поморщился от тяжелого взгляда, пронизывающего его. – А вот и еще один.
Ксенон тут же вскочил на ноги.
- Какие люди! Кажется, в нашу последнюю встречу, ты обещал проломить мне голову, Бисмут.
- И проломил бы, если бы не тот мелкий кретин! – блондин улыбнулся, тут же нанося удар вперед, зажав в руке стилет. Ксенон отклонился назад, мазнув волосами по гнилым доскам пирса, и тут же делая ответный выпад.
- А ты все так же хорош, ублюдок, - брюнет незаметно вытащил из рукава бритву. Следующий удар чуть не лишил его уха, но Ксенона не зря три года держали в королевском флоте, в рукопашной ему не было равных. Снова выпад, брюнет присел, полоснув противника бритвой по ноге. Тот успел подпрыгнуть, пытаясь схватить Ксена за волосы.
- И как только они встретились, началась драка, Мейт, как думаешь это любовь? - на пирсе прямо перед дерущимися появились еще двое парней, по виду бывших наемниками. Один был низким с длинными черными волосами, а второй наоборот сделал белый начес, потрепанные плащи скрывали большую часть одежды, но сапоги были из настоящей кожи, а пряжки и шпоры были из дорогого метала. Лицо говорившего пересекал шрам, а по шее спускался ожог, зарисованный таинственной татуировкой.
- Зеаборгиум... - драчуны прервались, синхронно улыбнувшись и скрестив свое "оружие". Тот громко захохотал, раскрывая объятья.
- Парни, я вас ненавижу, - Зеа откинул голову, глядя на небо. - Но как же я рад, что буду плыть в команде, именно, с вами, уродами.
- Мы тебя тоже любим, - огрызнулись драчуны хором.
- Я тебе рассказывал, Мейт, они ненавидят друг друга, но меня они ненавидят больше, - Зеаборгиум стукнул друга по плечу, но тот только что-то мрачно буркнул. - Парни, это Мейтнериум, Мейт, это Бисмут и Ксенон, два кретина, с которыми я плавал однажды, и готов был жизнь отдать, что бы больше их не видеть.
- Позитивные у вас отношения, - буркнул Мейт, откинув волосы с лица
- Всегда были, есть и будут, -рыкнул Бисмут, плюхаясь на пирс, ногой пнув, подкатившуюся к нему бутылку. - Слышь, Ксен, у тебя удар слева лучше стал, ты молодцом, тебе же руку перебили, я прав?
- Прав-прав, - Ксенон рухнул рядом, щелкнув любимой бритвой, а затем проведя по ней языком. - Я много времени на это потратил.
Бисмут хмыкнул, тряхнув светлой челкой, еще сильнее закрывая серо-стальные глаза. Его волосы обычно были темными, но солнце и морская вода осветлили их, лицо заветрелось, а губы стали жесткими, потрескавшимися, на них часто выступала кровь.
- Чем занимались все эти годы, парни? - Зеа вытащил из сапога острый изогнутый кинжал, и проведя по нему двумя пальцами, а затем достав из сумки вяленое мясо.
- Будете?
- Да, давай, - Ксенон потянулся языком к кинжалу.
- Не боишься, язык порезать? - вскинул бровь Мейтнериум.
- Да не, он привычный, - раздался голос над сидящими. - Он, никогда не порежется.
- Арсеник? - Ксенон резко вскочил на ноги. - Что ТЫ тут делаешь?
- Тоже, что и вы.
Бывший капитан "Реставрации" задумчиво поднял глаза к небу, цепочки в его волосах тихонько звякнули, а затем он тоже сел на пристани.
- Кто ж знал, что я снова всех вас встречу?
- Мы уже все об этом думали, - буркнул Мейтнериум. - Эти двое тут уже подраться успели.
- Да? - улыбнулся капитан. - У них бывает, Мейт, у них бывает. Но ты же их не знаешь?
Парень в капюшоне отрицательно мотнул головой. Ксенон захихикал, чуть стукнув Арсеника по спине.
- Сейчас еще только Гафниума здесь не хватает, - Ксенон тоже поднял глаза к небу, на секунду встретившись взглядом с Арсеником. Закатное солнце неярко освещало пристань, окрашивая воду в золотисто-оранжевый.
- Не удивлюсь, если мы скоро его встретим. Гаф всегда был пройдохой, он куда угодно пролезет, гад мелкий, - хмыкнул Бисмут, снова тряхнув белесой челкой. Пряди там всех цветов встречались: от рыжего и до седого. Он снова полез в сумку отрезать себе кусок мяса.
- Этот? Этот где угодно пролезет, и остальных прихватит, - захохотал Арсеник. За что тут же получил по голове древком от метлы. Изменять своему оружию Гафниум не любил.
- И что с того? – шатен уселся рядом с бывшими товарищами, устроив на коленях гитару. Последнее время он слонялся по городу, подрабатывая музыкантом.
- Да нечего. Спорить могу, что ты еще рыжего своего прихватил.
- Рыжего? – тут же встрепенулся Ксенон.
- Кадмиум, брат его. Тоже еще тот прохвост, они с Гафом стоят друг друга, - поведал Арсеник.
- Тебе напомнить про Астатина?
Арсеник поморщился, тряхнув головой, от чего цепочки в его волосах снова звякнули. Прическа у него вообще была заумная, длинные черные волосы сплетены в мелкие тонкие косы, в которых мелькали тонкие серебряные цепочки, часть из которых спускалась ему на плечи и оканчивалась крохотными изумрудного цвета кристаллами.
- Не стоит сравнивать Астатина и Кадмиума. Твой брат может и прохвост, но прохвост добрый, а Астатин... Я бы не хотел про него вспоминать, - голос у капитана "Реставрации" стал мрачный и немного грустный.
- А придется. Спорить могу, он о себе еще напомнит, - неодобрение в голосе Ксенона стало слишком явным. Бисмут усмехнулся, о том, что эти двое ладили отвратно, знали все. А проблема была в том, что они были уж слишком похожи, но все же различались. Гафниум завозился, поправляя рукав расшитой кофты, явно ему до этого не принадлежавшей. Вид у парня был еще тот, из всей команды ему от судьбы досталось сильнее всех. Раньше дорогая кожаная куртка потеряла рукава, он был босым, и явно ходил так уже давно, ибо татуировку, набитую на лодыжке было уже не различить под слоем грязи. Струны на гитаре были старыми и их много раз перетягивали, дека была обшарпана и в нескольких местах поцарапана.
- Господин начальник! Как видите парни набранные вами в команду бедствуют, может, приоденете? А то первый шторм Гафа с ног свалит, так разболеется, что не вылечим, - Ксенон крутанул бритву вокруг большого пальца.
- Просил же, называть меня Содиум. Мы еще неделю будем в гавани, успеется и одежду купить, но первым делом корабль. Ты же сам говорил, что это рухлядь.
- Рухлядь, - подтвердил Ксенон. - Но и мы зовемся самыми двинутыми на голову моряками не зря.
- Так что с Астатином? - снова поднял эту неприятную тему Бисмут.
- Пока забудем, и понадеемся, что большую часть плаванья мы его не увидим, - сказал Арсеник, поставив в этом разговоре жирную точку. Было видно, что упоминания младшего брата причиняло ему сильную боль.
- Гафниум, это не твой брат там?
- Мой, - хмыкнул парень. - Кадмиум! Идите сюда!